Основатель философской школы Якутии

С древнейших пор философия живет в непрестанном усилии познать и выявить Сущее: каждое сущее и все сущее. Философия самоутверждается в ходе истории. Раскрывается множеством постижений, концепций как демонстрация глубокого и ценностного умственного труда.
Философом является лишь непредвзятый, искренний с собой самим и с Сущим, обладающий упорством познавательного устремления, исключительным постоянством и настойчивостью. Такими качествами обладал главный герой этой книги.
Историческое бытие философской мысли Авксентия Егоровича Мординова представляет собой пример умственного мужества, умственной отваги, духовной энергии и служит одним из повелительных, поучительных и заразительных примеров духовного и нравственного са-моутверждения вообще, пожалуй, даже чистым, возвышенным, бескорыстным, а потому духовным и нравственным его эталоном.
Авксентий Егорович Мординов — первый дипломированный философ из народа саха, один из активных участников зарождения и развития высшего образования на одной шестой части России, один из организаторов Якутского государственного университета, его первый ректор, на плечи которого легли первые неимоверно трудные годы его становления, Авксентий Егорович Мординов из 59 лег беспрерывного, неустанного и добросовестного служения во благо формирования, развития и распространения философской мысли. 56 лет работал бессменным заведующим кафедрой философских дисциплин сначала в Якутском госпединституте и затем Якутском государственном университете.
Как философ А.Е. Мординов, имевший свои взгляды на культуру, сам принадлежал к определенной, в данном случае своей родной якутской культуре, занимал свою нишу в культурной жизни своего народа. Поэтому мир для философа — это его субъективный мир: в зависимости от того, как он сознает себя, он строил картину мира и культуры. Он как бы смотрел на мир изнутри прежде всего культуры своего народа саха, через её призму. Философия А.Е.Мординова, таким образом, выступает как своеобразный орган самосознания народа Саха. Историческое значение философско-педагогической деятельнос-ти профессора А.Е. Мординова для настоящих и будущих философов огромно: его книги, статьи и лекции еще долго будут ориентиром для тех, кто серьезно возьмется за изучение философии.
Авксентий Егорович — первый кандидат философских наук (1940), первый доктор философских наук (1952), первый профессор философии, первый научный руководитель аспирантов по философии.
Философское наследие А.Е. Мординова, которое нашло последовательное отражение в его газетных и журнальных статьях, научно-популярных книгах, монографиях — это поистине первые шаги якутской философской мысли к классикам мировой философии, к усвоению основ мировой философской традиции и исследованию менталитета народа саха, а стало быть — и к научному освоению и установлению национально-региональной философской традиции.
В любом обществе есть люди, которые являются как бы опорными пунктами. Одним из таких во всестороннем и широком значении был и Авксентий Егорович.
Жизнь философа — беспрестанное мышление, непрерывная работа ума. Жизнь философа — написанные им книги, статьи, выступления перед самой различной публикой. Жизнь философа — монографии, научные труды, углубленно изучающие одну тему, ограниченный круг вопросов. Самые волнующие события в ней — мысли, идеи.
Все это так, если жизнь философа взять вообще. А в частности… если он преподаватель вуза, то в эту жизнь, как её неизменные атрибуты, входят еще и обучение студентов, подготовка их до уровня высококвалифицированных прекрасных преподавателей школ, колледжей, вузов, руководителей производственных коллективов, кандидатов и докторов наук. Деятельность вузовского философа выступает в самых, даже, казалось бы, взаимоисключающих ипостасях: он и прекрасный лектор, и отличный организатор, и ученый. И, наконец, человек со всеми нескончаемыми обыденно житейскими интересами, потребностями и заботами…
Вся эта нагрузка, лежащая на плечах философа, удваивается, утраивается, если ты везде и во всем выступаешь в качестве первопроходца.
Следует иметь в виду, что Авксентий Егорович Мординов жил и творил в жестких условиях специфических особенностей формирования марксистско-ленинской, «пролетарской философии», становления и наивысшего развития системы информационного контроля и вынужденного изоляционизма советской науки и философии в частности. А философия же, если взять её как отдельное явление, была по существу репрессивной философией. Бесчисленные факты подозрительно-запретительного отношения к ней зафиксированы в большинстве работ по истории зарубежной и отечественной философии как дореволюционного, так и послереволюционного периодов её развития.
Высылка, ссылка… Пришедший к власти Сталин подобные меры считает интеллигентскими церемониями. Его политика по отношению к интеллигентствующей «прослойке» было много проще и эффективнее. «Нет человека — нет проблемы».
А.Е. Мординов, как сын своего исторического времени, достиг цели и идеала, которые достойны высокой мечты ученого и педагога. Он жил и творил в то время, когда эффективность выполнения его миссии находилась в зависимости от того, с какою ясностью его философия освещает коммунистические идеи, и от точности, с которой она указывает дорогу, ведущую к светлому будущему — коммунизму, прямо и непосредственно зависела его человеческая судьба. Он был стеснен рамками единственного вероучения — коммунизма; везде он, коммунизм — самый благородный, самый совершенный идеал.
Самой первой статьей, претендующей на философствование, следует считать статью «Батталтан тахсыы» («Освобождение от кабалы»), помещенную в газете «Кыым» 9 февраля 1928 г. Речь в ней шла о постановке одноименной драмы в клубе общества «Саха омук». Размышление о жизни Авксентия Егоровича было связано с играми артистов и воплощением замысла художественного произведения. Как работник газеты журналистские статьи не писал, но видно было, что ему нравится поразмыслить над явлениями и событиями новой, советской жизни. Об этом говорят заголовки его статей: «Красная армия и комсомол», «Буржуазные государства готовятся к войне», «Человек коммунистического общества — прекрасный человек», «Бороться за большевистскую дисциплину», «О национальной культуре», «Улучшить информацию о партийной работе», «Учение Ленина и национальный вопрос».
Ясно также, что Авксентий Егорович искал себя, искал те жизненные проблемы, о которых следовало бы сказать нечто новое, искал в себе будущего философа.
В 1935 году он, выпускник московского вуза, выступает в журнале на якутском языке «Кыhыл Ыллык», что в прямом переводе означает «Красная Тропинка» с довольно большой статьей «О национальной культуре», в 1936 году в газете «Кыым» со статьей «Ленинское учение и национальный вопрос», в 1940 году в газете «Молодой большевик» со статьей «Гениальное произведение марксизма: к выходу «Манифеста коммунистической партии» К, Маркса и Ф. Энгельса».
24 декабря 1940 года, одновременно выполняя несколько работ, без аспирантуры в Институте философии АН СССР успешно защищает диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук по теме: «Диктатура пролетариата и национальная культура». К слову здесь скажем, что тема диссертации в различных документах пишется по-разному. Сам автор её иногда пишет так: «Марксизм-ленинизм и вопросы национальной культуры».
Освобожденный от должности ректора госуниверситета, Авксентий Егорович полностью переходит на заведование кафедрой марксистско-ленинской философии. Эту должность он так и так совмещал до этого. Что значит кафедра? В высшем учебном заведении — объединение профессорско-преподавательского состава. По сравнению с руководством всего университета должность сравнительно небольшая, но требующая со стороны заведующего быть всегда примером для молодых преподавателей. Авксентий Егорович хорошо помнил, что после устранения от высокой должности ректора последующая жизнь показалась какой-то обессмысленной. Некоторые уже перестали его замечать, не здоровались даже. Он хорошо знал о том, что бессмысленность жизни была темой многих религиозных и философских учений, в которых для ее изображения использовался символ «замкнутого в себе порочного крута». Смысл этого символа — передать стремление, не достигающее цели, а потому роковым образом возвращающееся к своей исходной позиции и без конца повторяющееся. Вопросы о смысле жизни и счастье принадлежат к числу вечно волнующих, неразрешимых и роковых вопросов и потому они, безусловно, являются самыми фундаментальными для философии. Все другие жизненные вопросы вытекают из этих вопросов. Чувство обессмысленности жизни скоро пройдет, как только происходящее вокруг и с ним Авксентий Егорович принимает как нечто должное. Ведь и сегодня, и завтра он может успешно приложить силы и способности к чему-нибудь серьезному и ответственному. Ведь и так он является второй раз депутатом Верховного Совета Якутской АССР (1957—1961). В первый раз, в 1947—1951 годах, как депутат того же совета был и одновременно членом его Президиума. Между прочим, место депутата в этом Совете становится вакантным для ректора, начиная е директорства в госпединституте В.Н. Еремеева. От него же к Авксентию Егоровичу переходит и место членства в Советском комитете организации солидарности народов Азии и Африки.
Будучи ректором, он так и так занимал должность заведующего кафедрой философии и политэкономии. В 1962 г. станет завкафедрой философии и научного коммунизма, В 1989 г. — профессор кафедры научного коммунизма, а затем — кафедры теории социализма. В 1999 г. — профессор-консультант этой же кафедры. Следовательно, с 1959 г. он стал бессменным руководителем кафедры философского цикла дисциплин, а впоследствии ее профессором, любимцем студентов многих поколений и всей образованной интеллигенции.
В 1947—1949 годах Авксентий Егорович был членом Якутского обкома партии большевиков, а в 1969—1974 годах — членом Якутского горкома партии коммунистов. В общественной работе он понял других и, главное, себя, что у него самым обыкновенным образом не хватает той деловитой хваткости и той неестественной серьезности, которые от природы-матушки свойственны лишь некоторым людям, Он хорошо усвоил истину, что самое соответствующее для него -быть философом, а для такого серьезного дела необходимо не суетиться, а уединяться, размышлять о людских достоинствах и пороках, об их судьбах, об обществе и тихо писать труды, что для ученого равносильно молчанию.
Ведь молчание — то именно и есть, в чем мы нуждаемся больше всего, если, конечно, слову человеческому должно еще иметь толику власти над людьми.
В нашем шумном, скандальном, мелком, банальном обществе мы вынуждены были бы по-честному сказать: «Мы, наше общество — больны», и если бы мы были духовными врачами и кто-то бы спросил нас: «Как вы думаете, что же нужно делать?» — я бы ответил: «Первое, непременное условие для того, чтобы мочь что-то сделать, следовательно, самое первое, что нужно делать, — это творить молчание, добиваться молчания, ибо уже невозможно стало услышать свой внутренний голос, Божие слово»; но приходится с помощью громкоговорителей буйно выкрикивать его, дабы оно было услышано людьми в этом спектакле жизни, то ведь это уже не Божье слово: потому — твори молчание! О, все может шум; каждое коммунистическое мероприятие, даже самое незначительное, каждое сообщение, даже совершенно пустопорожнее рассчитаны исключительно на то, чтобы суметь взбудоражить органы чувств или же произвести шум в массах, в толпе, в публике. И человек, эта весьма изобретательная голова, как будто утратил сон, стремясь открыть все новые и новые средства для увеличения шума, для распространения гремящего и пустопорожнего с возможно большей суетливостью и в возможно больших масштабах.
В нашем обществе ничто не приобрело такого распространения, торопливого, всезахлестывающего и всепотопляющего разлива, как — болтовня!
А потому — твори молчание!
Молчание здорово «идет» к внешнему невозмутимому облику философа. Однако с внешней невозмутимостью Авксентия Егоровича тесно соседствует беспокойная творческая душа.
В республиканских газетах появляются иногда маленькие, иногда крупные статьи об юбилейных датах произведений классиков марксизма-ленинизма, Людвига Фейербаха, Иммануила Канта, Гегеля…
На философском небосклоне Якутии продолжается гегемония А.Е.Мординова, распространявшаяся и на нефилософскую среду; в этом смысле его гегемонию можно назвать не внутренней, а внешней.
Авксентий Егорович становится своеобразным «философским гидом нефилософской Якутии» именно в силу научно-публицистического характера его работ, полных ссылок на исторические факты и жизненные примеры. Часто важные философские проблемы он ставит в своих работах, которые давали читавшим их отдохновение духа и упорядочение мировоззрения, способные гармонизировать дисгармоничную жизнь.
В 1959 г. в г.Москве в высокопрестижном партийном государственном издательстве политической литературы вышла из печати крупная монография А.Е. Мординова «О социалистическом содержании и национальной форме советской культуры». В то время тема эта в науке была мало разработанной.
В монографии в 288 страницах рассматривались вопросы: во-первых, собственно духовной культуры социалистического общества; во-вторых, культуры народов СССР; в-третьих, лишь самых основных черт социалистической культуры; в-четвертых, соотношения социалистического содержания и национальной формы советской культуры. Рассмотрение марксистско-ленинской теории культуры в целом и всех закономерностей ее развития не входило в задачи монографии. Все поставленные вопросы рассматривались на очень высоком уровне, и многолетний труд Авксентия Егоровича получил признание у специалистов-философов.
С высоты сегодняшних знаний следует отметить, что монография не безупречна. В ней явно устаревшими являются теоретические положения автора о том, что Маркс и Энгельс дали впервые подлинно научное решение вопроса происхождения и сущности культуры, ее значения в жизни общества; или о том, что капитализм, достигнув высокой ступени своего развития, заводит общество и его культуру в тупик; или о том, что социалистическая культура — это вершина культуры (с. 53), и что она строится на базе самой передовой совет-ской науки (с. 61) и т.д. Эти положения обусловлены идеологизированной методологией того конкретно-исторического времени.
Сегодня уже не модно обязательное, как прежде, в пятидесятые годы, многочисленное цитирование классиков марксизма-ленинизма, перечисление имен деятелей культуры, литературы и искусства. Однако до сих пор сохраняют свою свежесть высказывания А.Е. Мординова о специфике культурной революции, совершенной в нашей стране, и о сущности и специфике национальной культуры, о национализме. Безусловной заслугой автора был взгляд на культуру с широких, всеохватных позиций. Он открыл перед последующими учеными новые направления исследования. К примеру, были фундаментально поставлены социально-философские проблемы национальной интеллигенции, народного образования, науки, литературы и искусства, морального облика человека как феномена культуры. Впер-вые в обществознании подняты как проблемы социальной философии такие понятия, как «национальная форма культуры», »национальный язык», «национальный быт», »национальная территория», «национальный характер».
Заслугой автора монографии следует считать его вывод, что основной философский вопрос культуры — это вопрос соотношения воспроизводства и трансформации, обновления человеческого бытия. Этот вопрос не имеет универсального решения. Если на ранних этапах развития человеческого общества главной формой была традиция, обеспечивающая сохранение социальной организации, то затем все более значимой становится инновация, а в последнее историческое время — взаимодействия различных традиций и различных инноваций.
Актуально и положение Авксентия Егоровича о том, что все люди в равной мере имеют право на образование и должны пользоваться плодами науки и образования.
Труд «О социалистическом содержании и национальной форме советской культуры» является одним из первых, основным предметом исследования которых является культура и даже, можно без преувеличения сказать, философия культуры. О философии культуры можно говорить в самых различных смыслах. Можно требовать от нее определения идеала будущей культуры или обоснования общезначимой нормы, которая позволила бы нам оценивать действительно существующее состояние культуры; можно думать, что задача философа — не искать или понимать ценности, а создавать, даже выдумывать их и утверждать, и ожидать от философии своего рода проекта идеальной или заданной культуры.
На страницах журнала «Вопросы истории» (1966) начался продолжительный научный дискуссионный диалог по вопросам теории нации и национальных отношений. Многие известные и неизвестные «упражнялись» по тому, какова будет дефиниция понятия «нация»? Как подправлять ставшее классическим определение нации, данное И.В. Сталиным, в соответствии с духом развенчанного его культа личности, что нация есть историческая общность людей, складывающаяся на основе общности их языка, территории, экономи-ческой жизни, культуры и особенности психического склада?
Теория нации — центральное звено марксистско-ленинского учения о национальном вопросе. В ней, как в фокусе, концентрируются исходные принципы в понимании роли и места национальной общности и национальных отношений в системе обществознания — примерно так звучал общий рефрен всех выступлений того времени.
В 1980—1987 годах приходился своеобразный пик научных разработок проблем национальных отношений. В этот период, по подсчетам специалистов, было опубликовано свыше 400 монографий и сборников. В различных городах проводились всесоюзные, зональные и региональные научно-практические конференции и симпозиумы.
Наряду с партийными и академическими журналами «Коммунист», «Вопросы истории КПСС», «Партийная жизнь», «Политическое самообразование», «Вопросы истории», «Советская этнография», «История СССР», «Вопросы философии», «Научный коммунизм», «Молодой коммунист», «Дружба народов» межнациональной проблематикой были заполнены центральные и областные, партийные и комсомольские газеты.
В стране были своеобразные «маяки», у которых национальные отношения составили твердый предмет исследования, и стремились к ним приравняться все остальные исследователи. У всех на устах были имена философов М.Д. Каммари, М.С. Джунусова, Э.А. Баграмова, Э.В. Тадевосяна, МИ. Куличенко, Т.Ю. Бурмистровой, этнографов Ю.В. Бромлея, Ю.В. Арутюняна, Л.М. Дробижевой, М.Н. Губогло, а также только что появившегося на небосклоне науки Р.Г. Абдулатипова и многих других.
Якутские обществоведы также были заняты разработкой проблематики национального и интернационального в советском образе жизни трудящихся и молодежи Якутии.
В 1982 году в республиканских партийных газетах «Социалистическая Якутия» и «Кыым» А.Е. Мординовым опубликованы статьи: «Навеки с русским народом», «Советский патриотизм и социалистический интернационализм», «Торжество ленинской национальной политики» и «Ленинизм — великое интернациональное учение». В этом же году в г.Волгограде прошла Всесоюзная научно-практическая конференция. В ней Авксентий Егорович выступает с докладом по теме: «К вопросу о взаимосвязи и слиянии наций».
В одно время Авксентия Егоровича мы считали одним из ведущих специалистов по межнациональным отношениям. И, действительно, его докторская диссертация, опубликованная в виде монографии «О социалистическом содержании и национальной форме советской культуры» (М., 1959), была по существу посвящена функционированию межнациональных отношений. Различные разделы и части монографии в чуточку исправленном виде были опубликованы в центральной и местной печати.
Так, его статьи «О развитии языков социалистических наций в СССР», «Расцвет и взаимообогащение культур народов СССР», «Быт народа и национальная форма его культуры» были опубликованы в самом престижном специализированном журнале «Вопросы философии» в 1950, 1951 и 1958 годах. А еще спустя целых 13 лет, в 1971 году, в 6 номере на страницах с 23 по 33 этого же журнала Авксентий Егорович опубликовал крупную статью «Актуальные проблемы развития межнациональных отношений в СССР». В то время в Якутске среди читающей интеллигенции, прежде всего философов, пошли разговоры об этой статье. Квинтэссенцией этой статьи, да и можно сказать, всех исканий Авксентия Егоровича в области межнациональных отношений является концепция о слиянии наций: «Понятие слияния, или полного единства наций, — говорит философ, — отражает то общее, что свойственно всем советским людям, независимо от национальной принадлежности, тот мощный процесс интернационализации, который происходит в различных областях их жизни и культуры. Понятие же сближения характеризует те специфические особенности каждой нации, которые сохраняются вплоть до построения полного коммунистического общества» (с.29).
Авксентий Егорович с не допускающей никаких кривотолков прямотой и убежденностью высказал принципиально иной, опережающий взгляд о слиянии наций. Дело в том, что среди ученых мужей обществоведов шел длительный спор о двух тенденциях в развитии национальных отношений — сближении и слиянии. При этом, хотя как будто лозунговый, пропагандируемый интернационализм опирался тогда на очевидную реальность — появившуюся новую историческую общность людей — советский народ, и сближение и слияние наций большинством исследователей понималось в механическом смысле, по поводу которого еще в 50-х годах устами Макара Нагульнова метко иронизировал в своем романе «Поднятая целина» М.А. Шолохов.
Именно в эту пору коммунистической партией Советского Союза и всей советской страной руководили Герой Социалистического Труда и четырежды Герой Советского Союза Л.И. Брежнев (1906—1982) и дважды Герой Социалистического Труда, главный идеолог страны М.А. Суслов (1902—1982), стремящиеся превратить философию в составную часть социальной системы, узаконить ее именно в этом качестве, установить строжайший партийный и даже государственный контроль, закрепить за философией статус не только партийной, но и фактически государственной философии.
Крайне схематизируя, можно будет выделить следующие тезисы Авксентия Егоровича:
1. Национальный вопрос в марксизме-ленинизме рассматривается как вопрос, подчиненный общим вопросам классов и классовой борьбы, революции и строительства нового общества.
2. Вместе с тем сфера его действия шире, он охватывает и такие области общественной жизни, которые не имеют классовой природы, например, язык, психический склад и т.п., составляющие специфические особенности каждой нации. Они-то и сохраняются вплоть до построения полного коммунистического общества.
3. Национальные различия между людьми остаются еще долго после ликвидации эксплуататорских классов и даже после исчезновения классов вообще. Решение этого вопроса на практике и в теории не терпит шаблона: в разных странах он ставится и решается по-разному, да и в каждой многонациональной стране каждый раз по-новому, в зависимости от изменения условий ее развития.
4. Социализм решает в этом вопросе принципиально новые задачи.
5. Коренным образом и принципиально изменилась природа самих наций и национальных отношений.
6. Происходит дальнейшее сближение наций и достижение их полного единства, т.е. их слияния в определенных, но в решающих областях жизни — в экономике, политике, идеологии.
В научной литературе сближение наций иногда противопоставляется их слиянию. Слияние наций и сохранение различия наций — вопросы близкие, но разные. Слияние наций и исчезновение наций (денационализация) также являются различными вопросами, как и слияние, и ассимиляция наций. Сближение и слияние наций представляют собой не два разнонаправленных процесса, а две стороны единого процесса развития наций и их культуры. Поэтому нельзя отрывать и тем более противопоставлять слияние наций их сближению, и наоборот.
Некоторое, даже в каком-то плане принципиальное, а может быть действительно преднамеренное завуалированное расхождение взглядов Авксентия Егоровича с брежневско-сусловской официальной идеологией заключается в том, что если явный приоритет отдавался слиянию наций, их денационализации, то в статье указывалось, что «образование единого многонационального советского народа вовсе не означает ни исчезновения национальных особенностей советских людей, ни тем более ликвидации самих наций» (с.28).
7. Родной язык для каждого народа является могучим и незаменимым средством развития его материальных и духовных сил, действенным орудием воспитания в духе коммунистической идеологии.
Ни один народ никогда не создавал и не развивал свою культуру на неродном для него языке.
Родной язык, наряду с национальным характером и психическим складом, по убеждению А.Е. Мординова, является тем элементом, который не дает нации исчезнуть с лица земли. Более того, именно он и является источником, основой, фундаментом развития и совершенствования специфически национальной культуры.
8. В нашем многонациональном государстве исключительно важную роль играет русский язык, являющийся средством общения между представителями всех многочисленных народов нашей страны, могучим средством культуры каждого из них. Вот почему свободное владение им является необходимым условием развития каждого советского человека, независимо от его национальной принадлежности. Поэтому улучшение преподавания русского языка в школах национальных республик и областей представляет собой одну из важнейших задач.
Русский язык ныне стал вторым родным языком для каждого из народов нашей страны, непрерывно возрастает его роль как языка их межнационального общения, как важнейшего элемента их духовной культуры. Об этом проникновенно писал якутский поэт Семен Данилов:

Навсегда вошли без перевода
Русские советские слова
В речь и душу каждого народа
На правах духовного родства.
Массовое изучение и овладение русским языком представителей всех наций нашей страны отнюдь не означает «языковой ассимиляции», о которой так много шумели так называемые антикоммунисты.
В отношении языка, форм национальной культуры, быта, традиций, национального характера происходит сближение, а не слияние наций.
Обсуждаемая нами статья А.Е. Мординова показывает, что теоретическими предпосылками являются наблюдение над реальной жизнью и возврат теоретических обобщений к реальной жизни, в частности, к судьбам своего родного народа саха. Скажем, что отмеченные достоинства не являются исключениями, а составляют нечто глубоко типичное, встречающееся во всех его работах.
В 1967 г., как известно, отмечалась знаменательная дата -50-летие Великой Октябрьской социалистической революции. К этой дате были приурочены тезисы Центрального Комитета КПСС под таким же названием: «50-летие Великой Октябрьской социалистической революции».
Весь идеологический аппарат, включая штатных и внештатных лекторов обкомов партии и комсомола, был срочно мобилизован на разъяснение трудящимся массам идей, этих тезисов. Нужны были разъяснительные материалы и комментарии.

Авксентий Егорович хорошо знал, что это событие страна обязательно будет отмечать, все лето провел над рукописью будущей книги. 14 ноября сдал он свою работу «Октябрьская революция и общественный прогресс» в обком партии. Однако она, написанная на якутском языке, в виде небольшой книги, всего в 88 страницах, вышла в свет с опозданием, лишь в конце января нового, 1968 г.
Книга состояла из шести маленьких глав:
1. Всемирное значение Великой Октябрьской социалистической
революции.
2. Победа Октября — торжество марксистко-ленинской теории.
3. Диктатура пролетариата — могучая сила строительства социализма.
4. Наша страна открыла столбовую дорогу для человечества.
5. Воспитание нового человека для нового общества.
6. Октябрьская революция и решение национального вопроса.
В данном случае наше внимание привлекает пятая глава в 20 страницах.
В ней Авксентий Егорович, как подобает неутомимому пропагандисту коммунизма, убежденно пишет о том, что в результате победы строительства социализма и уверенном переходе к коммунизму марксистко-ленинская идеология стала всенародной, что в воспитании нового человека мы достигли огромных успехов. Но, несмотря на эти вопросы воспитания, не теряют своей острой необходимости по следующим причинам:
Во-первых, переход от социализма к коммунизму ставит перед нами еще более, чем прежде, крупные сложные задачи.
Во-вторых, требуется постоянное и беспрерывное совершенствование дисциплины, ответственности и нравственности и у зрелых, воспитанных и работающих людей.
В-третьих, в жизнь, трудовую деятельность вступают не только незрелая молодежь, но и новые поколения людей.
В-четвертых, в жизни и быту, в повседневном сознании изредка, но встречаются извращенные поступки, являющиеся результатом существующих пережитков старого, эксплуататорского общественного строя. Они безусловно создают определенную преграду на путях продвижения вперед нашего общества. Помимо прочего, в нашу страну проникает влияние реакционной идеологии буржуазных стран.
В силу этих причин, говорит Мординов, мы должны постоянно заниматься воспитанием молодежи в духе коммунистического коллективизма и нравственности.
И действительно, немалое внимание Авксентия Егоровича было обращено на проблемы молодежи и воспитание подрастающего поколения. Еще в далеком 1929 году в республиканской газете «Эдэр большевик» (Молодой большевик) он опубликовал критическую статью о наркомпросе (по сегодняшнему, о министре образования, члене правительства) А.Ф. Боярове.
Тем и весьма удивляет нас поступок будущего философа, что Алексей Федотович был не только известным в то время общественным деятелем, высокообразованным человеком, но и, главное, его земляком, родом из Таттинского улуса, откуда и он сам, Мординов. У якутов, как обычно, принято не направлять критические замечания на «больших людей'» и, естественно, на известных земляков. Статья была написана в защиту интересов студентов и направлена на улучшение их жилищно-бытовых условий. 19-летний Мординов дал статье своеобразное название: «Сердитый Бояров».
Если взять в общем, то Авксентий Егорович стремился к тому, чтобы молодой человек стал настоящим комсомольцем-ленинцем, достойным строителем нового, коммунистического общества.